Энергия татарстанского ветра «застряла» в турбине

Первый ветропарк в республике может появиться лишь к 2030 году Фото: realnoevremya.ru Реализация в Татарстане масштабных проектов ветропарков и ветроэлектростанций, анонсированных несколько лет назад, буксует.

Первый ветропарк в республике может появиться лишь к 2030 году

Фото: realnoevremya.ru

Реализация в Татарстане масштабных проектов ветропарков и ветроэлектростанций, анонсированных несколько лет назад, буксует. Несмотря на то, что на место иностранных инвесторов, покинувших республику из-за антироссийских санкций, пришли отечественные и их количество только растет, решить главную проблему с выпуском отечественных ветрогенераторов или локализацией производства зарубежных моделей пока не удается. Что мешает зарабатывать на ветре и насколько актуальна «зеленая повестка» в регионе на данный момент — в материале «Реального времени».

«Замороженный» ветер»

Санкции поставили крест на планах итальянского энергогиганта Enel построить в Татарстане первый ветропарк мощностью 71 МВт. Компания уже начинала практическое проектирование, а девелоперские работы по площадкам и по сетям были завершены практически на 90%. Однако угроза попасть в немилость к Западу вынудила Enel, работающую в 32 странах мира, отказаться от проекта, а спустя полгода и вовсе уйти из России, продав все свои российские активы. Ее примеру последовала датская компания Vestas и финская Fortum.

Впрочем, спустя всего два месяца появилась информация, что на смену европейцам придут турецкие и китайские компании. В Минпромторге Татарстана «Реальному времени» рассказывали, в частности, о подписании соглашения с турецкой VTK Global, которая намеревалась построить в республике несколько ветроэлектростанций. Причем строительство одной из них должно было начаться уже в 2022 году, а запустить в эксплуатацию объект планировали в начале 2025 года. Речь также шла о поставках оборудования для ветроустановок от китайского производителя Harbin Electric Corporation Wind Power.

скриншот realnoevremya.ru с сайта YouTube

После громких анонсов прошло более полутора лет. Однако серьезных практических подвижек за это время так и не случилось.

— Проекты не заглохли. Они идут, но не очень интенсивно. В основном мешают технологические проблемы, — рассказал «Реальному времени» завкафедрой «Возобновляемые источники энергии» КГЭУ Наиль Тимербаев.

Дело в том, что на данный момент практически все проекты по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) в России реализуются в рамках программы ДПМ ВИЭ (Договор о предоставлении мощностей возобновляемых источников энергии). Однако для участия в ней нужно иметь локализованное в стране производство турбин. При этом необходимо, чтобы степень локализации была не менее 80%.

— На данный момент она есть только у компании АО «НоваВинд» («дочка» «Росатома»), и они стали монополистами в этом процессе. А остальные локализовать производство в нашей стране пока не могут, — признал Тимербаев.

скриншот realnoevremya.ru с сайта youtube

В Минпромторге Татарстана «Реальному времени» подтвердили, что озвученное выше требование стало причиной приостановки проекта по строительству ветропарков с использованием оборудования Harbin Electric Corporation Wind Power.

А вот турецкая VTK Global Investments and Trading S.A. все-таки не справилась со страхом перед санкциями и отказалась от своих планов еще «на берегу».

— По итогам объезда ряда площадок предусматривалось строительство ВЭС в Рыбно-Слободском районе с применением зарубежного ветроэнергетического оборудования. В связи с введенными санкциями проект приостановлен, — сообщили в ведомстве.

Деньги на ветер

При этом, по словам Тимербаева, интересантов достаточно много, но договориться с тем же «Росатомом» о конкретных шагах и сроках они пока не могут.

— На данном этапе и сотрудничество с «Росатомом» живо, в какой-то степени, и с китайцами, с другими производителями турбин разговоры идут о возможной локализации производства, в том числе в Татарстане. Но пока на стадии технико-экономического обоснования (ТЭО). Причем это не столько разработка самого ТЭО, сколько чтобы оно показало высокую экономическую рентабельность процессов, а имеющиеся на данный момент показывают недостаточную степень маржинальности, — объяснил эксперт.

По подсчетам завкафедрой, в целом рынок, который нужен для локализации ветротурбины, от 2,5 ГВт объема мощностей.

— На данный момент такой законтрактованный есть только у «Форвард Энерго» (бывшая «Фортум», — прим. ред .), но и они пока испытывают сложности с тем, чтобы определиться, где, что и как запускать, — отметил он.


Объем же генерации электроэнергии в Татарстане за счет ВИЭ, по подсчетам, не должен превышать 600 МВт.

— Если вся энергетика республики — это порядка 4,5 ГВт используемых мощностей, то для того, чтобы сети не нарушать и не ломать их режимные параметры, 10—15% от общего объема считается нормальным для внедрения, то есть мегаватт 600 такой генерации можно легко и эффективно разместить. Вопрос только в экономической эффективности, — рассказал Тимербаев.

С ветрами в республике все хорошо, а в некоторых районах даже очень хорошо.

По данным Минпромторга, в результате проведенных ветрозамеров на трех площадках (в Камско-Устьинском районе (Красновидово), Рыбно-Слободском (Сорочьи Горы), Спасском районах (Измери)) выяснили, что скорость ветра превышает 7 м/с, КИУМ (коэффициент использования установленной мощности, — прим. ред . ) составляет от 32,2 до 39%, что характеризует наличие коммерческого ветра и соответствующего энергетического потенциала площадок. Технический потенциал тоже имеется. Однако на фоне всей остальной России Татарстан не конкурентен. Даже брошенный Enel почти готовый ветропарк вызывает у инвесторов, в основном российских, ощущения, схожие с выражением «и хочется, и колется».

— Это площадка, которая находится в наибольшей степени готовности к строительству. Много интересантов, но надо понимать, что этот «лакомый кусочек» — лакомый на фоне республики, а все интересанты — федеральные… Просто имидж никому не нужен. Это конкретные экономические проекты. Соответственно, они должны быть экономически эффективными. Имидж — это один из подстегивающих моментов, но не основной, чтобы вкладывать столько денег, — рассуждает эксперт.

Впрочем, Тимербаев настроен все же оптимистично. На вопрос: «Появятся ли в принципе ветропарки в Татарстане и есть ли обозримые сроки для этого?» — он ответил: «Я думаю, в ближайшие 2 года нет, а в ближайшие 5 лет — да».

По мнению эксперта, нужен всего лишь первый шаг самого решительного инвестора.

— Есть интересанты, которые хотят строить ветропарк, но у них нет локализованной машины, а есть производители машин-турбин, заинтересованные в локализации производства, но не имеющие своего объема рынка. Когда паритет будет достигнут, тогда все и сойдет с мертвой точки и пойдет в гору. Пока был Vestas, в России была конкуренция. Пока был Siemens, в России была конкуренция. Все договаривались и находили точки соприкосновения. Нужно повторить эту картину. Основной фактор, чтобы кто-то все-таки решился на локализацию производства. Вопрос яйца и курицы, — сказал Тимербаев.

скриншот realnoevremya.ru с сайта youtube

Как рассказали в Минпромторге, по итогам состоявшихся в 2023 году конкурсных отборов проектов, планируемых к реализации в рамках механизма ДПМ ВИЭ , весь объем поддержки строительства ветряных электростанций забрала компания «Уралэнергосбыт». Победитель получил 738 МВт, в том числе на территории Республики Татарстан суммарной мощностью 349 МВт с вводом объектов 01.12.2028 .

— Также к вопросу ветроэнергетики выраженный интерес российского производителя энергетического оборудования АО «Силовые машины». Предприятием рассматривается локализация ветрооборудования на территории Республики Татарстан, — добавили в ведомстве.

Дальний Восток — конкурент Татарстана

Тем не менее Тимербаев предупреждает, что Татарстан могут опередить другие регионы.

— Дальний Восток сейчас может стать для нас основным конкурентом. Если мы будем сравнивать регионы. Программа ДПМ ВИЭ, в рамках которой строятся объекты, действует только в так называемых ценовых зонах. Раньше такой зоны на Дальнем Востоке не было. Она распространялась только до Сибири. Но сейчас там хотят ввести такую зону, и, соответственно, ДПМ можно будет применять и в этом регионе. А там значительно выше и ветропотенциал, и востребованность, — констатирует завкафедрой «Возобновляемые источники энергии» КГЭУ.

В свою очередь заместитель директора по научной деятельности Набережночелнинского института КФУ Динар Фазуллин уверен, что в Татарстане предпочтительнее развивать мини-гидроэлектростанции, применение электрохимических генераторов (ЭХГ) на твердооксидных топливных элементах, которые работают на природном газе, вырабатывая электрическую и тепловую энергию, электрохимических генераторов на топливных элементах с полимерным электролитом для транспортных средств и тепловых насосов.

— Развитие альтернативной энергетики в Татарстане находится на зачаточном уровне. Несмотря на усилия отдельных компаний по строительству ветроустановок, а также ввод в строй ряда малых ГЭС (например, Карабашской ГЭС мощностью 500 кВт), доля нетрадиционных источников в структуре общей выработки электроэнергии республики составляет менее 1%. Применимость альтернативных энергоустановок ограничивают ряд проблем, лежащих как в технической, так и в экономической плоскости. К техническим относятся непостоянство работы возобновляемых источников энергии (нерегулярный сток малых рек — в условиях нашего климата значительную часть года реки находятся подо льдом, изменения скорости ветра и количества солнечных дней), а также пока еще сравнительно низкий КПД ветро- и гелиоустановок (хотя этот показатель медленно, но верно повышается). К экономическим проблемам относится в первую очередь высокая стоимость самого оборудования, а также необходимость регулярной замены дорогостоящих аккумуляторных батарей, входящих в состав энергоустановки, — резюмировал Фазуллин.

Галия Шакирова

Последние новости

Казанца из «Ворлдскиллс Россия» подозревают в мошенничестве

В Москве задержали генерального директора Агентства развития профессий и навыков («Ворлдскиллс Россия») Роберта Уразова и главу аппарата организации Данира Мухаметзянова.

США запретили использовать на своей территории ПО «Лаборатории Касперского»

Соединенные Штаты с 29 сентября этого года запретят применять и продавать в стране программное обеспечение «Лаборатории Касперского».

«Туполев» собирается закупать в Минске детали для Ту-214 и красить там самолеты

АО «Туполев» «в связи с перспективой увеличения объемов выпуска» собирается приобретать у Минского завода гражданской авиации №407 ряд комплектующих для выпускаемых в Казани авиалайнеров Ту-214 и красить на нем готовые самолеты.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *